Начиная просмотр - вы берете на себя полную ответственность за воздействие материалов блога на ваш разум. Подтверждаете, что вы достигли совершеннолетия, не подвержены каким-бы-то-ни-было психическим отклонениям и согласны с Правилами данного Ресурса и с использованием cookies на нем. Мнение администрации регулярно не совпадает с мнением авторов. И наоборот. Если оно не совпадает и с вашим - к вашим услугам область комментариев. С Блэк Джеком и куртизанками. Без рекламы, глютена и GMO. 146% биологический продукт. И, естественно, все что Вы скажете - может быть использовано против Вас

29 сентября 2013 г.

Руна. Пролог

ервая часть тут)


Вокруг все пылало. Огонь был везде. Языки пламени, словно балерины, танцевали в безумном танце и было что-то дикое в том, как пламя нежно облизывало все то, что было так дорого Селене. Еще секунду назад, все казалось таким понятным и простым, и вот уже больше нет ничего, чтобы напоминало ей о былом спокойствии...



 Что-то ярко вспыхнуло и Селену обдало жаром. Она попыталась закричать, но рот лишь беззвучно открывался и закрывался, а руки словно прилипли к полу. Она попыталась встать и броситься прочь, но ноги не слушались и словно вросли в пол. Жар становился невыносимым – ее волосы дымились и сворачивались подобно сухой листве, а языки пламени перекидывались на ее одежду. Селена почувствовала толчок и ее голова резко мотнулась. Дверь, на которую она только что смотрела, стала приближаться к ее лицу и с огромной силой обрушилась - от боли и страха девушка закричала. На этот раз она услышала свой крик и встрепенувшись, она почувствовала, как кто-то взял ее за плечи. Все еще не понимая, где она и что происходит, она попыталась подняться.
- Тише, тише милая, это просто сон, - донеслось откуда-то сверху. Попытавшись открыть глаза, Селена обнаружила чье-то лицо в белой шапочке, оно было уставшим. Глаза все еще отказывались фокусироваться, но сознание постепенно возвращалось  – Селена лежала на больничной койке.
- Где я? – пересохшими губами чуть слышно прошептала она.
- Ты в госпитале, все хорошо, я твоя медсестра. Произошел несчастный случай и тебя доставили сюда, но теперь тебе не о чем беспокоиться, теперь тебе ничего не грозит, - сказала она и поправила подушку под головой Селены.
Мысли все еще суматошно метались между сном и реальностью в тот момент, когда медсестра поднесла стакан с водой и предложила выпить таблетку успокоительного.
- Вот, выпей это и отдохни, тебе надо набраться сил и окрепнуть, - сказала она и помогла Селене поднести стакан к губам. Язык был непослушным.
- Что произошло? – сделав несколько глотков, прошептала она.
- Ну, я мало что знаю, но вроде бы, был сильный пожар и тебя чудом удалось спасти. Мне очень жаль, но ты единственная, кто выжил, - сказала медсестра, забирая стакан и ставя его на небольшую тумбочку у кровати.
- Там был мой парень и еще… - прошептала Селена.
- Мне очень жаль, - заканчивая расставлять посуду на столике, ответила медсестра. – А теперь извини меня, мне надо к другим пациентам.
- Спасибо, - ответила девушка и попыталась закрыть глаза. Обрывки воспоминаний, голоса и звуки снова нахлынули. Было сложно сосредоточиться и Селена погрузилась в беспокойный сон.
Он стоял напротив и улыбался. Такой веселый и красивый. За открытым окном ярко светила луна. Она снова посмотрела на него и протянула руку, чтобы прикоснуться к его лицу. Вдруг оно исказилось ужасной гримасой и все вокруг закружилось. Ее руки вытягивались и закручивались, словно резиновые канаты с той лишь разницей, что резина не может так сильно болеть. А потом все вспыхнуло. Его одежда дымилась. Она попыталась схватиться за голову, но ее руки сплелись между собой и теперь напоминали один сплошной толстый канат, который бесполезно бился о горящий пол. Снова вспышка и удар такой силы, что Селену бросило куда-то назад и больно ударило плечом об край стола. Схватившись за одеяло, Селена закричала.
- Ну же, дорогуша, все хорошо, успокойся, - услышала она. Приподнявшись на локтях и шумно дыша, Селена испуганно осмотрелась. Она до сих пор не понимала, где она и что происходит, но постепенно сознание возвращалось, раздвигая отрывки сна.
- Я хочу в туалет, - чуть слышно сказала она.
- Тебе принести судно или ты хочешь подняться? – спросила медсестра.
- Помогите мне встать, - ответила Селена и начала вставать. Все тело было словно из ваты и отказывалось слушаться, но не было ничего хуже, чем ходить под себя. При помощи медсестры, девушка кое-как дошла до уборной и села на унитаз. Держась за стенки обоими руками и положив голову на одну из них, Селена чувствовала, как горячая жидкость вытекает из нее. По мере опорожнения боль в животе усиливалась и под конец Селена уже сжимала челюсти. Закончив, она открыла глаза в поисках туалетной бумаги и обнаружила, что рулон находиться справа и чуть сзади. У нее возникало ощущение, что еще недавно ее тело побывало в дробилке для гравия – боль была постоянной и ноющей, возникавшей при малейшем движении. Селена заметила, что если не шевелиться достаточно долго, то можно было почти забыть о ней, но расслабившись и забыв об осторожности, она совершала какое-нибудь неловкое движение и все тело пронизывала на этот раз уже резкая боль. Так же произошло и сейчас, когда повернувшись в пол оборота и потянувшись правой рукой за туалетной бумагой, ее плечо пронзила такая боль, что девушка вскрикнула, а рука непослушно упала. Продолжая сидеть на унитазе сгорбившись и лежа на собственных коленях, прижимая правую руку, Селена почти плакала.
Подождав, пока боль стихнет достаточно, чтобы можно было двигаться, Селена взялась за находящийся слева от нее поручень, подумав про себя, что зря смеялась каждый раз, когда доводилось посещать оборудованные для инвалидов туалеты.  Медленно подойдя к висевшему над раковиной зеркалу, она посмотрела в него. Из зеркала на нее смотрело лицо, мало напоминавшее ее собственное еще несколько дней назад. Волосы с правой стороны обгорели настолько, что, скорее всего, ее новой прической будет короткая стрижка. Под правым глазом простирался внушительных размеров синяк, а верхняя губа и подбородок были покрыты кровяной коркой.
- Мда.., - сказала она и, открыв воду, медленно наклонилась. Упершись руками в края раковины, она наблюдала, как капли с ее лица медленно стекая по щекам, капали назад в раковину. Усмехнувшись, она закрыла воду и снова взглянула в зеркало. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди от неожиданности – прямо за ней в дверном проеме стояла незнакомая медсестра преклонного возраста и недружелюбно смотрела на нее. Поворачиваясь настолько быстро, насколько ей позволяло  непослушное из-за боли тело, Селена раздраженно воскликнула.
- Вы не могли бы стучаться или, хотя бы, не подкрадываться сзади?! – но в дверном проеме больше никого не было. – Эй! Какого хрена?! – крикнула она и медленно перебирая ногами, вышла из ванной комнаты. – Что за шутки? Вначале напугала, а теперь свалила?! Это, типа, забота о пациенте у вас такая?! – войдя в палату и осмотревшись, Селена остановилась – палата была пуста. – Овца! – раздраженно фыркнула Селена и пошла к кровати. В этот момент в палату вошла уже знакомая молодая медсестра.
- Вызывали? – она вопросительно посмотрела на Селену. 
- Все зашибись, но передайте вашей пожилой коллеге, что пугать переживших стресс пациентов не хорошо! Я чуть под себя не сходила, благо перед этим как раз уже облегчилась, – недовольно продолжала Селена, забираясь на кровать.
- Я не совсем понимаю, о ком вы говорите, в вашу палату никто больше не заходил, - с недоумением ответила медсестра.
- Ага, конечно! А еще с ней была зубная фея и Санта Клаус! – откидываясь на подушке,  ответила Селена. Медсестра подошла к девушке и взяла стоявший на тумбочке поднос с остатками обеда.
- Прошу прощения, но ваша палата числится за мной, поэтому я сомневаюсь, что кто-нибудь по ошибке захотел делать за меня мою работу, - сказала медсестра. – Возможно, вам надо немного отдохнуть. Хотите, я позову доктора, чтобы он дал вам еще немного успокоительного?
- Нет, спасибо. Просто передайте ей, чтобы больше так не делала. У вас тут по телеку какие каналы идут? – спросила Селена и нажала кнопку включения на пульте.
- Не особо много – Дискавери, новостной и еще пару каких-то, - ответила та и направилась к выходу. – Вам еще что-нибудь надо?
- Пивка организуешь? – не поворачивая головы, спросила Селена и переключила на другой канал.
- Если что-то захотите – нажмете кнопку вызова, - сказала медсестра и вышла.
Оставшись одна, Селена несколько раз прошла по кругу доступных каналов и так и не найдя ничего, чтобы было мало-мальски интересно, включила Энимал Плэнет. Смотреть на зверюшек, хотя бы, не напрягало. Красивые и теплые пейзажи, греющиеся в лучах заходящего солнца зверюшки... В голове до сих пор не укладывалось, что пошло не так. Если быть еще точнее, то было даже не совсем понятно, что вообще произошло. Вот они просто сидели в кругу и смеялись над дурацкой затеей, а вот уже все пылает.
События последних дней были объяты туманом и далеко не все из этого Селена сейчас могла вспомнить. Вот они сидят в кинотеатре на очередной премьере и спорят, кто же окажется тем самым злодеем, вот они заезжают в макдрайв и спорят насчет того, кто в этот раз будет платить за еду. А теперь получается, что никого из них больше нет, по крайней мере, ей так говорят. В ее собственной голове события того вечера были слишком спутаны и туманны, чтобы можно было вообще хоть что-то понять. По предварительной версии, в здании произошел пожар. Исходя из того, что она успела услышать краем уха – полиция не отрицает возможности поджога – слишком быстро пламя распространилось по всему верхнему этажу. Интересно, кому бы пришло в голову поджигать здание? Это, типа, кто-то пришел с канистрой бензина и спокойно расплескав ее по всему этажу, поджег? Кому это могло быть надо? Зачем?
Почему-то смотреть на зверюшек больше не хотелось и Селена переключила канал - теперь это были местные новости. На экране показывали встречу какого-то местного политика с сиротами. Очередное улыбающееся и ничем не отличающееся от миллионов других лицо уверяло с экрана, что социальная политика должна быть пересмотрена таким образом, чтобы восстановить свое первоначальное значение «социальная», что непременно произойдет, в случае предпочтения избирателями его кандидатуры. «Ну да, конечно. Вот только тебя выберут и сразу все станет зашыбись» - подумала она и уже хотела переключить канал, как на экране появилось изображение, которое вызвало холодок, прокатившийся вниз по спине – в новостях был репортаж с места происшествия.
«Как стало известно нашему корреспонденту, следствие по делу продолжается. Напомним, что в результате произошедшего вчера вечером сильнейшего пожара в одном из зданий на окраине города погибло восемь человек, среди которых трое молодых людей – выпускников местного колледжа, две молодые девушки, пожилая пара, жившая этажом ниже и находившийся с ними малолетний ребенок, оставленный на попечение пожилой паре в тот вечер. Еще одна девушка была спасена. В данный момент она находится на реабилитации в местном госпитале. Как нам стало известно, пожар начался на последнем этаже здания, предварительно – в квартире, в которой в тот момент находились шестеро молодых людей. В соответствии с начальной неофициальной версией – молодые люди могли стать причиной пожара, однако эта версия не была подтверждена официальными источниками. На сегодняшний день известно, что следствие полностью опровергло данную версию и все больше склоняется к версии утечки газа. В интервью с начальником следственного отдела нам удалось выяснить, цитата: «Мы полностью исключаем версию поджога или неосторожного обращения с огнем, так как мы обнаружили конструктивные отклонения в системе газоснабжения, в результате чего произошла утечка, которая и стала причиной трагедии» - конец цитаты. Продолжайте следить за новостями и мы будем держать вас в курсе последних событий...» - Селена выключила звук и закрыла глаза. Неужели все это действительно произошло? С ней. С ними. Неужели их всех действительно больше нет? Вот так просто – вчера еще прикалывались над толстым Гленом и его вечно потеющими руками, из-за которых никто никогда не хотел с ним здороваться и вот сегодня его тоже нет? Не то, чтобы Селена была шокирована всем этим. Она уже привыкла терять дорогих ей людей задолго до того, как стала совершеннолетней. Просто это никогда не происходило в таких количествах и сразу. К тому же среди них был и ее Джек. Хотя Селена бы не сказала, что они были идеальной парой и сума сходили друг по другу. Скорее наоборот – она довольно часто вообще думала, что их отношения лишь обоюдное удобство с одной стороны и лень все разрывать – с другой. Потому что связывало на самом деле их не так уж и много. Но, так или иначе, они вроде как встречались и были парой. Они гуляли, отдыхали, спали и ругались – все то, что обычно пары делают. И, наверное, она бы этого не делала, если бы ей это не нравилось.
Голова снова разболелась и, выключив звук полностью, Селена положила пульт на тумбочку, устроившись удобнее на кровати. Думать ни о чем больше не хотелось, потому что это вызывало лишь еще большую головную боль. Полежав так пару минут и понимая, что мысли никуда не уходят, а продолжают беспорядочно метаться, Селена со злостью нажала на кнопку вызова медсестры и отбросила от себя пульт. Голова уже почти разрывалась и идея приема успокоительного уже не казалась такой идиотской. «Ну и где твой хваленый самоконтроль, подружка?» - промелькнуло в голове, но прежде, чем Селена успела поймать себя на мысли, что она никогда не обращалась к себе подобным образом даже в мыслях, справа от нее послышались шаги входящей в комнату медсестры и скрипучий женский голос произнес: «Ты что-то хотела?»
- А мне сказали, что мою палату обслуживает... -  закончить фразу девушка не смогла, потому что говорить это было попросту некому. В комнате никого не было. Более того – только сейчас Селена обратила внимание, что дверь в палату все это время оставалась закрытой. По спине снова прошел холодок, а волосы на руках встали дыбом. В комнате действительно никого не было. Сделав над собой усилие, она встала с кровати и не без труда опустилась на колени. Задержавшись на несколько секунд, она сделала короткий вдох и насколько это было возможно с учетом боли во всем теле, резко опустилась к самому полу и заглянула под кровать. Там тоже было пусто.
- Это либо какой-то прикол, либо меня реально глючит, - вслух сказала Селена. В эту секунду дверь в палату открылась и уже знакомый голос сзади произнес: «Вы что-то хо... У вас все хорошо?». Продолжая сидеть на полу, Селена резко повернулась и широко раскрытыми глазами посмотрела на подбегающую к ней медсестру.
- Что случилось, ты упала? – спросила она.
- Я?.. Нет... Я... Это прикол?! – неуверенно проговорила Селена.
- Давай я помогу тебе. Так, ты посиди пока, а я схожу за доктором, хорошо? – сказала она и быстрым шагом вышла.
Через несколько минут в коридоре послышались шаги и в палату вошел врач, а сразу за ним и медсестра.
- Добрый вечер. Как вы себя чувствуете? – спросил доктор водя взглядом по раскрытой папке с ее именем.
- Не знаю. Наверное, я ударилась головой чуть сильнее обычного, - раздраженно ответила Селена.
- Вас что-то тревожит? – переспросил он.
- Да, черт подери! Тревожит! Меня посещает какая-то старая медсестра! – выпалила Селена. Доктор снова заглянул в папку, затем вопросительно посмотрел на медсестру.
- Она жалуется, что видит кого-то, но у нас нет пожилых медсестер, - ответила она и пожала плечами. Доктор подошел к Селене и, достав из нагрудного кармана небольшую ручку-фонарик, несколько раз посветил сначала в один, затем в другой глаз.
- Я назначу вам мрт головного мозга, а пока будете принимать успокоительные, это поможет вам расслабиться. Если возникнут еще какие-либо сложности – не стесняйтесь, зовите. Всего доброго, - сказал он и, сделав еще несколько пометок, вышел.
- Что ж, схожу за лекарством, - сказала медсестра и вышла вслед за доктором.
Через некоторое время она снова вошла в палату со стаканом воды и другим небольшим стаканчиком, на дне которого было несколько таблеток. – Вот, держи. Тебе станет легче.
- Да уж, надеюсь, - ответила Селена и привстала навстречу протянутому стакану с водой. В этот момент слева, на самом краю видимости она увидела какое-то движение и резко повернула голову в том направлении, почти выбив стакан из рук медсестры – вода из стакана пролилась ей на грудь. Медсестра так же посмотрела в том направлении – небольшой шкафчик со средствами оказания экстренной помощи, вход в туалет, беззвучно работающий телевизор и больше ничего.
- Что-то не так? – спросила медсестра. - Ты что-то снова увидела?
- Просто показалось. Давайте таблетки, - ответила она и запила их остатками воды из стакана.
- Уверена, что тебе больше ничего не надо? – спросила медсестра неуверенно.
- Наверное, мне надо отдохнуть, - ответила девушка и снова посмотрела туда, где ей показалось, она что-то увидела.
- Ну ладно, тогда как звать меня ты знаешь, - сказала медсестра и вышла. Селена продолжала смотреть в том же направлении.
Через некоторое время ее взгляд привлекли беззвучные сменяющиеся картинки на экране телевизора и, постепенно, она снова стала смотреть телевизор. Еще через некоторое время напряжение в мышцах постепенно стало куда-то уходить, взгляд стал спокойнее, а складки напряжения на лбу стали разглаживаться. Показываемые картинки начинали приобретать какой-то, только им ведомый смысл, в то время, как все остальное этот смысл постепенно теряло. Еще через некоторое время Селена снова включив звук, безучастно наблюдала за тем, как какой-то улыбающийся мужчина с самозабвением рассказывал о тонкостях работы двигателя какого-то автомобиля, словно он говорил не о каком-то куске железа, а о величайшем открытии в истории человечества. Не будь Селене столь безразлично, она бы обозвала его каким-нибудь грубым словечком. Но сейчас ее забавляло то, насколько радостно он говорил о столь неинтересных вещах. В этом что-то было. Способность наслаждаться глупостями. Ей это было знакомо.  Найти какую-нибудь бесполезную вещь и поставить ее в центре своего внимания, а затем заставить окружающих поверить в то, что она для тебя безумно важна, чтобы наблюдать, как они, увлеченные тайным и непонятным чувством, делают безумные поступки, лишь чтобы стать обладателем того счастья, которое им сулит обладание этой вещью. В этот момент справа снова что-то шевельнулось – Селена повернула голову. Дверь, небольшая тумбочка с цветочной вазой и букетом живых, но таких искусственных цветов в ней. Больше ничего, что могло бы шевелиться по своей воле. Задержав взгляд на вазе, Селена подумала, что это вообще забавный ритуал – приносить цветы, когда у кого-то несчастье. Ну и когда счастье тоже. Вообще весело выходит – встречаешься с замечательным молодым человеком в самом начале ваших с ним отношений. Потому, что потом он тебе их уже не дарит. Нет, даже не потому, что твои эмоции по поводу каждого последующего букета сокращаются и от того конечная полезность продолжения дарения однотипных подарков кажется глупой. Наверное, цветы как раз относятся к тому виду бесполезных вещей, которые доставляют удовольствие своей бесполезностью. Неужели, кого-то действительно может повергать в эмоциональный экстаз сорванный и от того уже мертвый, просто этого еще не знающий цветок, в котором видимость жизни поддерживается лишь инерцией отмирания, искусственно оттягиваемой консервантами? Возможно да, и то – лишь первых несколько раз, потому что бесполезность на то и бесполезность, чтобы не нести в себе полезности и, следовательно, зачем куча бесполезных, напоминающих о скоротечности жизни вещей? Теперь что-то стало медленно двигаться на краю видимой области слева. Селена рефлекторно перевела туда взгляд – телевизор показывал прогноз погоды. Двигающийся объект теперь сместился еще левее, продолжая оставаться на самом краю видимости – в той области, которую глаз все еще воспринимает, но уже невозможно что-то разобрать. Медленно Селена переводила глаза с одного предмета на другой, пытаясь не упускать движения из поля зрения. Все это время это что-то словно специально старалось не попадать в область фокусировки, замирая каждый раз, когда Селена переставала переводить взгляд и начиная двигаться каждый раз, когда взгляд начинал перемещаться.
- Ты хочешь меня сожрать? – продолжая сопровождать взглядом движение на краю видимости, спокойно спросила девушка. – Потому, что если ты хочешь меня сожрать, то знай – я не вкусная, - сказала она, оставаясь совершенно равнодушной к происходящему. – Знаешь, если бы меня не накрывало каким-то замечательным препаратом, то я скорее всего бы умерла от разрыва сердца. А ты, вообще, что от меня хочешь? – медленно сказала девушка и, протянув руку, взяла со столика пакетик с печеньем. Видимо, среди данных ей таблеток были не только транквилизаторы потому, что боли при движении уже почти не ощущалось. – Ты не против, если я втопчу печеньку? Знаешь, мне вообще-то, всегда хотелось иметь какого-то невидимого друга, чтобы можно было с ним играть и при этом он бы оставался только твоим. К тому же иметь что-то, чего нет у других – так приятно, - распаковав пакетик, Селена откусила кусок печенья и стала медленно жевать, продолжая рассуждать с полным ртом. – Просто знаешь, люди часто говорят, что надо излить все, что внутри. Типа как избавиться от накопленного дерьмища и вступить в новый день с чистого листа. В смысле начать. Люди делятся своими невзгодами с тем, кого считают другом и начинают считать другом того, кому могут излить все свое дерьмище. Типа как «позволь мне пригрузить тебя шлакобетоном и станешь моим другом, бонусом». Конечно же это означает автоматически, что теперь тебе придется со мной гулять, регулярно проводить время, оставлять у себя на ночь, когда у меня будет слишком хреново, чтобы переваривать это в одиночестве. Ну и, конечно же, тебе придется хранить мои секреты. Ну да ты сам все это уже знаешь, правда? Кстати ты где? Мне снова спуститься под кровать и поискать тебя там? А может отпинать тебя по йайцам? Кстати, а они у тебя вообще есть? Что бы ты там ни было. Ау! Вылазь давай, я с тобой говорю! Эй! Ты меня слышишь? Или ты испугался? Ну, я так и думала. От меня все рано или поздно сбегают. Тем или иным образом. Привыкла уже. А вообще, свали нахрен, я спать хочу, - сказала она и повернулась на бок. Где-то снизу что-то снова начало двигаться, но Селене уже было глубоко все равно – ее глаза закрывались и сознание ускользало. Голова стала слишком тяжелой, чтобы ею двигать, в то время, как подушка казалась такой мягкой и удобной. – Отвянь, я уже почти сплю, поиграем завтра, я слишком устала... – пробормотала она и заснула.
- Ну что, все готовы? – спросил Глен и медленно обвел сидевших на полу многозначительным взглядом
- Давай уже начинай, а то опять руки вспотеют, а нам потом бери это после тебя! – рассмеялся Стив и хлопнул ладонью по толстому плечу Глена.
- Я, кажется, тебя уже много раз просила перестать, - сказала Лиза и посмотрела испепеляющим взглядом на  своего парня.
- Да я же шучу, правда, Глен? - продолжал смеяться Стив, взявшись двумя руками за плечи Глена.
- Смешно, аж не могу. Я продолжу? – произнес Глен.
- Глен, а откуда ты вообще достал весь этот антиквариат? – спросила Диана и протянула руку, чтобы взять одну из коробочек, лежавших на полу в середине образованного ими круга.
- Ничего не трогать! – ответил он и хлопнул ладонью по протянутой руке. – Селена, дай-ка мне свою руку. Девушка посмотрела сначала на него, затем на лежавшую перед ней шкатулку и, пожав плечами, протянула руку. Глен взял ее за запястье и начал постепенно сжимать.
 - Глен, мне вроде как больно, - произнесла Селена. Тем временем улыбка Глена становилась все шире и шире, а глаза темнели. Верхняя губа начала задираться вверх, а зубы выползали  из десен. Теперь уже его улыбка была настолько широкой, что уголки рта почти касались ушей и рот стал просто огромен. Все происходило настолько быстро, что Селена растерялась.
- Да блядь! Сделайте уже что-нибудь, че вы сидите?! – закричала она сидевшим рядом с ней друзьям. Но на их месте теперь были существа, подобные тому, что сжимало ее кисть. Селена закричала и с силой ударила свободной рукой схватившее ее существо, но рука не встретив никакого сопротивления, прошла сквозь то место, где должна была столкнуться с головой существа. Селена продолжила двигаться по инерции и, потеряв равновесие, повалилась вперед. Ее правая рука была все еще зажата и потому подвернулась во время падения. От пронзившей ее запястье боли, девушка вскрикнула.
Широко распахнув глаза и не понимая, где находиться, девушка начала суматошно обводить все окружающее взглядом, сжимая правую кисть левой. Слева на стене все так же работал телевизор, из окна светило давно взошедшее солнце. В коридоре слышались шаги.  Все еще не понимая, где она, Селена с ужасом повернулась по направлению к двери. В этот момент та открылась и в палату вошла уже знакомая медсестра с подносом, на котором стоял стакан сока и тарелка с какой-то кашей.
- Доброе утро. Вижу ты уже проснулась. Как спалось? – сказала медсестра и поставила поднос на тумбочку. Разложив столовые приборы, она снова посмотрела на Селену. – Что-то не так?
Селена не ответила, а лишь прерывисто дышала и продолжала гладить правую кисть.
- Что там у тебя? Покажешь? – протянув руку к Селене, медсестра попыталась прикоснуться к ее руке, но Селена рефлекторно отдернула руку.
- Не трогайте меня! – почти выкрикнула она.
- Так, понятно, ты подожди тут, а я схожу за доктором, - сказала медсестра и вышла. Селена продолжала испуганно озираться. Подождав несколько минут и немного придя в себя, она глубоко вздохнула. Справа остывал принесенный завтрак. Вспомнив о нем, она попыталась подтянуть себя ближе к столику. От резкой боли в правой кисти она снова вскрикнула и почти упала на бок, резко убрав из-под себя руку. Продолжая тихо стонать, Селена поднесла ее к глазам – на запястье был огромный свежий синяк. Но даже не это ее испугало. Синяк на ее руке отчетливо напоминал следы от пальцев.
Селена продолжала рассматривать руку, когда в палату вошел доктор.
- Добрый день, - начал он и приблизившись к кровати, взглянул на руку Селены. – К ней кто-нибудь заходил? – спросил он у медсестры.
- Насколько мне известно – нет, - неуверенно ответила та.
- Это вы сами сделали? – обратился он к девушке. Она не отвечала. – Вы меня слышите?
- Слышу, - коротко посмотрев на доктора, ответила она.
- Вы помните, как это сделали? – переспросил он.
- Я проснулась и обнаружила это, - тихо ответила она.
- Как вы себя чувствуете сейчас? – спросил он и посмотрел на девушку.
- Рука болит, а так вроде бы неплохо, - ответила она.
- Значит так, я перенесу ваше мрт на сегодня после обеда. Попробуйте пошевелить пальцами, - сказал он и, взяв ее руку, попробовал согнуть ее в кисти. Селена, стиснув зубы, застонала. – Вряд ли это перелом, но на всякий случай сходите сейчас на рентген. Когда будут готовы результаты, зайдете ко мне. Пока все, - сказал он и вышел из палаты.
- Дорогуша, что произошло? – стараясь быть учтивой, спросила медсестра.
- То, что я только что сказала врачу! – раздраженно ответила Селена. Некоторое время медсестра молчала.
- Тебя никто не заставляет быть со мною дружелюбной, но у меня не настолько легкая работа, как может показаться, чтобы терпеть твое раздражение, тем более не заслуженно, - все так же спокойно сказала медсестра.
- Извини, я не хотела срываться, просто я неважно себя чувствую, - ответила Селена.
- Я понимаю. Я, конечно, не доктор, но позволь сказать тебе, что все это очень сильно напоминает душевное расстройство, если конечно мрт не выявит у тебя опухоли мозга, что объяснило бы твои галлюцинации. Так или иначе тебя вряд ли выпустят отсюда скоро. За те два дня, что ты тут лежишь, тебя не посетил ни один твой родственник, потому что даже вазу с цветами поставила я. Возможно, они живут где-то далеко и еще просто не успели приехать к любимой дочери, но я заглянула в твое личное дело, а там написано, что твоих родителей нету в живых уже очень давно, а других близких родственников у тебя нет. Нам с тобой лучше дружить, потому что единственный человек, который хоть что-то делает здесь для тебя – это я, - закончила она. Селена молча посмотрела на нее.
-  И сколько мне тут еще лежать? – наконец спросила она.
- Предполагалось выписать тебя через два дня, но сейчас уже не знаю, - ответила медсестра.
- Со мной все хорошо, я просто пережила сильнейший стресс, - продолжая смотреть в глаза медсестре, сказала Селена.
- Вот и отлично! А теперь пошли я покажу тебе, где делают рентген.
Выведя Селену из палаты и проведя по коридору, медсестра помогла ей спуститься по лестнице на нижний этаж.
- Ну что, ты готова? – послышалось почти за самой спиной.
- К чему? К рентгену? – спросила Селена, и посмотрела на державшую ее под руку медсестру. Та вопросительно посмотрела на нее.
- К раскаянию, - ответил голос откуда-то сзади и Селена резко обернулась. За ней никого не было, лишь возле стены в нескольких метрах от нее стояла небольшая скамейка, на которой сидел старик и что-то тихо бормотал себе под нос. Она выдернула свою руку из рук медсестры и сделала несколько шагов к нему.
- Вы что-то сказали? – став перед ним, спросила она.
- Селена, что ты делаешь? – послышался сзади голос медсестры.
- Я тебя спрашиваю, ты что-то сказал? – разозлившись, почти выкрикнула Селена.
- Селена, если ты сейчас же сама не успокоишься, мне придется позвать доктора, чтобы он вколол тебе успокоительное! – подходя к ней, сказала медсестра.
- Да какого хрена! Он только что угрожал мне! – выкрикнула девушка в лицо подошедшей медсестре.
- Кто угрожал тебе? – заходя к ней сбоку, спросила она.
- ОН!!! – крикнула она и выбросила руку в сторону сидевшего старика.
- Кто «он»? Тут больше никого нет, кроме нас с тобой, - уже раздраженно ответила медсестра.
В глазах Селены промелькнула искра бешенства и, резко повернувшись к лавке со стариком, она уже было открыла рот, чтобы выкрикнуть какое-нибудь обидное проклятие, когда обнаружила, что на лавке действительно никого не было. Застыв в неопределенной позе соткрытым ртом, Селена продолжала молча смотреть на пустую лавку.
- Мне идти за доктором? – спросила медсестра.
- Пошлите на этот гребаный рентген, - зло ответила она.
Подождав, пока над дверью кабинета погаснет световое табло «не входить», Селена вошла в кабинет. В нем стоял полумрак и Селена с опаской осмотрелась.
- Ау, есть кто? – сердце снова начинало стучать. Вдруг откуда-то справа раздался шорох и из-за ширмы послышался голос.
- Да, проходи к столу и раздевайся до пояса.
- У меня кисть, зачем мне до пояса раздеваться? - переспросила Селена. В ответ никто ничего не ответил. Селена сделала несколько шагов назад к двери, когда из-за ширмы высунулась голова молодого доктора и посмотрела на нее с улыбкой.
- Прошу прощения, перепутал вас с другим пациентом, - ответил он и снова улыбнулся. – Проходи к столу и подожди минутку, я сейчас. Набрось пока на себя вон тот свинцовый халатик.
Постояв еще несколько секунд, Селена неуверенно подошла к столу и присела на него. Через несколько минут из-за ширмы вышел доктор и, подойдя к ней, попросил положить руку на загоревшийся на столе крест от нависавшего над ним рентгеновского аппарата. Взглянув на нее, доктор подошел чуть ближе и уверенным движением довернул ее руку так, чтобы она лежала строго перпендикулярно аппарату, от чего кисть пронзила боль.
- Можно чуть аккуратнее, болит, как бы, - прошипела девушка.
- Как скажешь, но если не будешь паинькой и не подержишь руку в правильном положении, рентген придется переделывать до тех пор, пока мы не получим красивый снимок, а к тому моменту не исключено, что поднявшись ночью по-маленькому, свет тебе включать больше не придется, - засмеялся он. – Шутка. Не шевелись, это быстро.
Зайдя в небольшую комнатку за толстым стеклом, он снова улыбнулся через стекло и начал нажимать какие-то кнопки на пульте. Аппарат издал короткий гудящий звук, светящийся крест на мгновение пропал и снова загорелся.
- Отлично! А теперь поверни руку ладонью вниз и снова замри, - послышалось из динамика. Аппарат снова издал тот же гудящий звук. – Все, можешь снимать халатик и подожди в коридоре, снимки будут готовы через минут десять.
Положив свинцовую накидку на стол, Селена быстро вышла из кабинета. В коридоре больше никого не было и стояла полная тишина, только одна из ламп дневного света со щелкающим звуком включаясь и выключаясь. Селене стало жутковато. Она любила фильмы ужасов и регулярно их смотрела. Все страшные штуки, которыми переполнены сцены, выглядят далеко не так пугающе, когда они на экране пока ты сидишь в уютном кресле. Теперь же, когда с ее головой явно что-то происходило – даже пустой коридор медучреждения казался враждебным и опасным.  Ее пугало и то, что она не понимала, что с ней происходит. Она знала, что недавно произошла трагедия и погибли близкие ей люди. Она понимала, что их больше не вернуть и это было тяжело, но все же понятно - люди иногда уходят из жизни раньше. Она могла бы даже понять, если бы надышавшись угарным газом и всякой прочей химией, она бы поймала несколько глюков во время пожара. Селена не раз пробовала психотропные препараты и потому была знакома с их действием. От ЛСД можно словить неописуемый приход, при котором небеса разверзаются и сами представители Альдебарана спускаются к тебе на огненных колесницах, но, во-первых, ее не глючило даже во время пожара, хотя она и с трудом могла вспомнить, что там вообще происходило, а во-вторых с тех пор прошло уже два дня и Селена не знала таких препаратов, действие которых держало бы так долго. По крайней мере, она таких не встречала. Но больше всего ее беспокоило даже не наличие галлюцинаций – их-то, как раз можно объяснить каким-нибудь разумным образом (например, сумасшедшая медсестра-маньячка скармливает ей какие-нибудь веселые пилюли). Беспокоило ее то, что после этих галлюцинаций у нее оставались синяки.
Сев на стоявшую кабинета лавку, она осмотрелась. Еще одним из более-менее рациональных объяснений была бы та хрень, что притащил с собой Глен тем вечером, хотя она не могла вспомнить большую часть из того, что происходило в тот вечер. «Комрады! Я хочу вам кое-что показать. Вы охренеете» - сказал тогда он. И действительно охренели – пятеро в морге, а у шестой крыша съезжает. Кстати, вот еще аргумент в пользу съехавшей крыши – если никто больше всей этой фигни не видит, то неплохо бы и прислушаться к овце в белом халате. Это было бы разумно в обоих случаях – и в том, в котором она скармливала Селене магические пилюли (в таком случае, хотя бы можно не бояться, что однажды разозлившись, она не скормит ей какой-нибудь яд), и в том, в котором у Селены действительно не все в порядке с головой (а тогда уж лучше об этом никто не будет знать и она будет спокойно жить в мире собственных фантазий, но на свободе, а не где-нибудь в психбольнице). Какие еще могут быть альтернативы? Опухоль мозга? Ну, если только она не развилась во время пожара. Есть еще вариант с «сильно стукнулась головой, но шишек на башке вроде бы нету, за исключением пары синяков на лице, но это – фигня. Для того, чтобы в голове появилась гематома стукнувшись лицом – оно должно быть разбито явно посильнее, чем у нее сейчас, а значит это не физическая травма. Что тогда остается? Мистика? Куколки вуду и зачарованные камешки? Глупости. А других более-менее рациональных объяснений в голову тоже не приходит. Получается, что реагировать на все это, как если бы это было реальностью – глупо в любом случае, ибо если не обнаружат опухоль мозга, упекут в психушку, а значит вести себя надо так, как будто ничего не происходит. Типа «принял марку в общественном месте – делай вид, что не видишь распускающихся на головах у людей цветов и летающих огнедышащих драконов, как бы реально это не казалось». И что дальше? Ждать и надеяться, что пройдет само собой, типа выйдет с мочой? Один хрен лучше быть психом на свободе, чем нормальным в дурдоме...
Дверь в рентген кабинет открылась, вырвав Селену из ее мыслей одновременно напугав. Из нее вышел доктор с большим белым бумажным конвертом с ее фамилией на нем.
- Ваши снимки, - он улыбнулся и протянул ей конверт.
- Спасибо, - быстро ответила она и поспешно встала. – Мне пора, - сказала она и поспешила подальше из этого коридора. Ее мало что пугало в жизни – она всегда считала себя достаточно сильной и смелой, но сейчас ей почему-то было действительно не по себе. И что это за фигня была вчера перед сном? Или ей это все приснилось? Лучше бы это было все одним дурацким сном, пусть даже кошмарным. Потому что думать, что все это происходит на самом деле, сводило сума еще больше. Пожалуй, надо будет не отказываться от снотворных, под ними хотя бы обрубает моментально.
Поднимаясь по лестнице, Селена увидела, как ей на встречу медленно спускается маленькая девочка. Поравнявшись с ней, Селена остановилась, девочка тоже остановилась.
- Нет, ты еще не готова, - произнесла девочка. Селена присела от неожиданности и вновь нахлынувшего на нее ужаса.
- Кто ты? – выдохнула она и сделала шаг назад.
- Я – маленькая девочка, что за глупые вопросы? – тихо рассмеявшись, ответила та.
- Что ты от меня хочешь? – наткнувшись спиной на стену, спросила Селена.
- А что ты хотела, когда была маленькой девочкой? Играть, конечно, - она снова хихикнула.
- Что же это за игра такая? Напугай до усрачки? Потому, что мне не весело ниразу! – прорвало Селену.
- Ууу... а ты как-то сильно разговорчива. И с чего ты взяла, что я стану отвечать на твои вопросы? Может я здесь совсем не для того, чтобы помогать тебе,– наклонив голову и чуть подавшись вперед, ехидно ответила девочка.
- Я сплю? Может я до сих пор в коме и все это – лишь кошмар? – чуть увереннее сказала Селена. – Маленькие девочки так не разговаривают. Ты – проекция меня самой или каких-нибудь скрытых страхов в моем собственном сне!
- Ага. Все это – лишь дурной сон. Кстати в коме сны не сняться, это тебе так – для сведения. Напомни, что там надо делать, чтобы проснуться? Кажется, ущипнуть, да? Ну-ка, давай проверим, хочешь, я тебе помогу? Ущипнуть? – сделав еще один шаг по направлению к Селене, спросила девочка. Селена попыталась сделать шаг назад, но идти уже было некуда. Девочка тоже остановилась.
- Только не говори, что ты боишься маленькой девочки? - чуть наклонившись, прошептала она и снова посмотрела прямо в глаза Селене. Это были совершенно обычные карие глаза на таком же безобидном детском личике лет семи-восьми. – Ты меня боишься? - сказала она чуть тише и сделала еще один шаг. Селена с силой ущипнула себя за левое предплечье. От  боли она сжала зубы, но ничего больше не произошло – боль в руке была вполне настоящей и никакого намека на пробуждение не наблюдалось.
- Хм... Ты вроде как уже должна была проснуться. Ну-ка, попробуй еще разок, - поджав губки с задумчивым видом, посоветовала девочка. Селена сильно ударила себя кулаком по бедру, от чего заболели сразу и бедро, и рука, но снова ничего, чтобы напоминало пробуждение. Девочка разочарованно поцокала языком.
-  Никак, да? Вот незадача. Говорят еще глаза потереть помогает. Попробуй. Ну, там, закрыть и открыть. Или вот еще – во сне, вроде бы, читать не получается. Есть что-нибудь почитать? У меня кое-что есть, попробуй-ка, - сказала она и, достав из кармана своего платьишка небольшую брошюру, протянула ее девушке. Селена не шевелясь, посмотрела на протянутый листок. На нем был изображен христианский крест в свете восходящего солнца. Над ним большими буквами было написано «Иисус умер за нас». Селена медленно сглотнула – буквы были вполне четкими и читаемыми. В животе снова появилась неприятное чувство.
- Кстати, а ты веришь в Бога? В ангелов и демонов. В ад и рай. В то, что тебя ждет после того, когда ты умрешь. Ты думала над этим? – сжимая в руке брошюрку, продолжала девочка. – А вот как думаешь, если предположить, что все это существует, то что ждет тебя? Ты помогала ближнему? Ты прощала? Ты подставляла другую щеку и молилась перед сном? Не лгала?.. Ты была хорошей девочкой?.. – голос девочки становился ниже.
- Кто ты? – шепотом спросила Селена.
- То есть «маленькая девочка» тебя не устраивает? Ну, хорошо. А кто я по-твоему? И что с тобою происходит? – заинтересованно спросила девочка.
- Ты лишь плод моего воображения. Да, я не сплю, но ты все равно не реальна. Тебя даже не видят другие. Я надышалась газом или стукнулась головой, нахожусь в состоянии шока после трагедии, да что угодно, блядь! ТЫ НЕ НАСТОЯЩАЯ! ТЫ – ЛИШЬ ПЛОД МОЕГО ВООБРАЖЕНИЯ!!! – прокричала Селена. Девочка снова поджала губки.
- Это то, во что ты веришь? Люди больше не верят в Бога, пытаясь всему найти научное объяснение. А вдруг я – невинный ангелочек, а ты упорно отказываешься в меня поверить? И тот, кто сидит там, на верху, - она показала указательным пальцем вверх, - наблюдает все это с разочарованием и печалью? Смотрит вот он на тебя и думает «Я слал ей намеки, она не верила. Я показывал ей знаки – она продолжала не верить. Я отправил к ней своих посланников, чтобы вразумить ее, но видимо она слишком тупа, чтобы понять очевидное». Но лучше думать, что все это – лишь игра твоего больного воображения? Но ты начинаешь меня утомлять, давай уже веселиться. Проведем-ка еще один опыт – ты закрой глаза, а я кое-что тебе покажу. Ну, чтобы расставить все точки над i. Ну так как? – спросила она и посмотрела на Селену. Та продолжала молчать. – Если хочешь, я отойду немного назад, а то ты выглядишь какой-то напряженной. Наверное, маленькие девочки тебя сильно пугают, - сказала она и отошла на несколько шагов назад. – Так лучше?
- Что ты хочешь сделать? – тихо спросила Селена.
- Ты меня слушала вообще? Я хочу провести один эксперимент. Для этого мне надо, чтобы ты закрыла свои глазки. Ну, так как, попробуем? А вдруг действительно сон? – спросила она тоном, как если бы объясняла что-то очень сложное малолетнему ребенку. Селена снова недоверчиво посмотрела на нее, а затем медленно закрыла глаза. Стоя в полной тишине и прислушиваясь, Селена уже было открыла рот, чтобы спросить, что она должна почувствовать, когда сильнейший удар в левую скулу сбил ее с ног, а зубы громко щелкнули. В глазах ярко вспыхнуло, а в следующую секунду она с силой ударилась о лестничную площадку несколькими ступенями ниже того места, где только что стояла. От неожиданности Селена прикусила язык и из глаз прыснули слезы, от чего девушка невольно зажмурила их, пытаясь превозмочь боль. В это мгновение другой удар пришелся ей в живот, согнув пополам, от чего дыхание перехватило, а глаза распахнулись настолько широко, насколько это вообще было возможно. Девочка продолжала стоять все там же – в нескольких метрах от Селены и заинтересованно наблюдала.
- С добрым утром! Как проходит пробуждение? Хм… Вроде как не очень. И личико какое-то уж очень напряженное, аж в глазах проступили сосуды. Это, наверное, кровяное давление. Оно, когда просыпаешься, резко подскакивает. А высокое давление это плохо, знаешь ли – так можно и инсульт получить. Кстати, пока ты нежно потягиваешься, а ты знаешь, как боролись с высоким кровяным давлением в древности? Не знаешь? Они считали, что пускание крови крайне полезно для организма, - девочка медленно стала подходить к Селене. Девушка попыталась отстраниться, но боль в животе была настолько сильной, что малейшее движение было невыносимым. – Они считали, что можно положить на тело несколько больших черных пиявок и дать им высосать всю «дурную» кровь. Хочешь больших черных пиявок? – спросила она, уже почти подойдя и чуть наклонившись к лежавшей у ее ног девушке и доставая из кармана странного вида цилиндр с небольшим острым лезвием у его горлышка.
- Какого хрена? – простонала Селена.
- Не слышу, что ты сказала? – она почти вплотную приблизила свое лицо к лицу девушки. – Говори чуть громче. Ты же такая смелая и бесстрашная. Такая сильная и ничего не боишься. Ты же можешь говорить громче, правда? Ты боишься вида крови? А хочешь, мы сделаем небольшой надрез вот сдесь? – и девочка легонько провела кончиком указательного пальца от ямочки за ухом к кадыку, - капля крови из прокушенного языка медленно вытекла из края рта Селены и капнула на пол.
- Зачем ты это делаешь? – чуть подняв голову, прошептала Селена и девочка чуть улыбнулась.
- Тебе страшно? – сказала она и выпрямившись, стала медленно обходить девушку сбоку. Селена с опаской поворачивалась вслед за ней. Сделав несколько шагов, девочка остановилась и нахмурилась. – Знаешь, а ты мне нравишься, – в этот момент послышался звук открывающейся двери и Селена с испугом посмотрела направлении, откуда донесся звук. В двери показалась ее медсестра, а девочки больше не было.
- Что с тобой? У тебя кровь идет, – встревоженно сказала медсестра и подбежала к девушке. Селена хотела что-то сказать, но вместо этого разрыдалась.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Область комментариев

Сохранить новость на стене в:

Нравится