Начиная просмотр - вы берете на себя полную ответственность за воздействие материалов блога на ваш разум. Подтверждаете, что вы достигли совершеннолетия, не подвержены каким-бы-то-ни-было психическим отклонениям и согласны с Правилами данного Ресурса и с использованием cookies на нем. Мнение администрации регулярно не совпадает с мнением авторов. И наоборот. Если оно не совпадает и с вашим - к вашим услугам область комментариев. С Блэк Джеком и куртизанками. Без рекламы, глютена и GMO. 146% биологический продукт. И, естественно, все что Вы скажете - может быть использовано против Вас

28 августа 2013 г.

Роберт p.2 / Реальность

(Продолжение. Первая часть тут)
Пройдя к заказанному столику на террасе, они сели так, чтобы ничто не мешало смотреть на залив...



- Любишь океан? – спросила Сюзана.
- Люди могут смотреть вечно на несколько вещей, среди которых есть вода, - улыбнулся в ответ Роберт.
- И я. Люблю прийти на берег, снять обувь и пройтись по самой кромке воды. Обожаю это ощущение. Песок под ногами твердый, как цемент.  И, вдруг становится мягким, как только волна накрывает ступню. Люблю гулять по вечерам, но не когда уже совсем темно – вода ночью кажется мне страшной, - поежилась она. Люблю гулять во время заката. Ну, или во время рассвета, если сумею подняться настолько рано.
- А я люблю на него смотреть. Его величественность и спокойствие одновременно помогают разобраться в собственных мыслях, напоминая об их незначительности… - к ним подошел официант.
- Добрый вечер. Вы готовы сделать заказ или хотите посмотреть меню? – спросил он.
- У вас есть Цезарь? – спросила она.
- Как вам будет угодно, синьора. А что будет синьор? – спросил официант, делая пометки в своем блокнотике.
- Vorrei prosciutto e melone, come antipasto. Spaghetti allo scoglio e una botiglia di Chianti, - непринужденно проговорил Роберт. - E un`acqua frizzante, per favore, - официант поклонился.
- Ты говоришь на итальянском? – с удивлением спросила она.
- Самую малость. Иногда бывает полезно во время заказов – качество готовки возрастает, - улыбнулся он. Девушка рассмеялась.
- Так значит, тебе нужна я… для переваривания собственных проблем? – чуть наклонившись к нему, спросила Сюзана. – А не дешевле ли полежать на кожаной кушетке мозгоправа? Тем более, что по части головы они чуть большие спецы, чем работники нашей организации? –  Роберт снова улыбнулся и посмотрел на девушку.
- Конечно, я могу ошибаться, но мне кажется, что у тебя красивая грудь, - сказал он и посмотрел ей в глаза.
- Ты хочешь увидеть мою грудь? Прямо здесь? – удивившись, спросила Сюзана.
- Нет. Но если бы я захотел, то ты бы мне ее показала. Следовательно, если ты мне ее не показываешь, то лишь потому, что увидеть твою грудь не является основной причиной, по которой я провожу с тобой свое время, - сказал Роберт и снова откинулся в удобном кресле. – Люблю этот ресторанчик за террасу и за удобные кресла.
В этот момент к ним снова подошел официант с обмотанной белой салфеткой бутылкой. Развернув ее и показав сначала Роберту, а затем и Сюзане, он ловким движением срезал обертку с горлышка и несколькими уверенными движениями откупорил бутылку, откуда ни возьмись появившимся в его руке штопором. Взяв бокал Роберта, он налил немного и поставил. Роберт, чуть взболтнув, поднес его к носу и легонько вдохнул. Затем отпил небольшое количества и на некоторое время замер, лишь его нижняя челюсть слегка шевелилась. Посмотрев на официанта и кивнув, он поставил бокал, позволив ему наполнить бокал полностью.
Сюзане всегда нравилось наблюдать за всеми этими премудростями этикета. Не то, чтобы она не понимала, что вино должно надышаться, просто она не замечала совершенно никакой разницы между подышавшим вином и только что открытым. Особенно после первого бокала. Дождавшись, когда ее бокал наполнят, она взяла его и посмотрела на Роберта. Он взял свой и произнес: «За естественность». Отпив несколько глотков, она почувствовала, как приятный напиток растекается по ней, наполняя приятным вкусом и запахом изнутри.
- Мне нравится, - сказала она и сделала еще один глоток.
- Люблю вина Тосканы. Не слишком терпкие, как южные, но и не слишком водянистые, как северные, - ответил Роберт, всматриваясь в кроваво красную жидкость.
- Что ты имел ввиду? – поставив свой бокал и снова посмотрев на Роберта, спросила Сюзана.
– Почему одни люди нам нравятся, некоторые - вызывают сильные эмоции, в то время, как другие – оставляют нас совершенно равнодушными? - спросил Роберт. Сюзана задумалась.
- Взаимопонимание?.. – нерешительно сказала она.
- Да, но до того, как мы начинаем делать выводы о способности или неспособности человека нас понять, мы ведь должны с ним начать общаться, верно?
- Человек должен быть мне симпатичен, - чуть увереннее проговорила девушка.
- Вот именно. «Симпатичен». У меня есть пару мыслей на этот счет, правда не знаю, будет ли тебе это интересно, - сказал роберт и посмотрел на спутницу.
- Мне интересно, - ответила Сюзана и устроилась поудобнее в кресле.
- Тогда следи за мыслью и если будет что-то непонятно – не стесняйся остановить. Итак – симпатия. Мы не начинаем общаться с человеком, если он нам не симпатичен, но и не общаемся с ним, если в последствии оказывается, что он не способен нас понять. Но как мы выбираем тех, с кем нам хочется общатся, а с кем – нет? Что происходит, например, когда к тебе подходит страховой агент и начинает предлагать выгодный страховой полис? Правильно – в твоей текущей картине мира нет места ни полисам, ни агентам. И ты негативно реагируешь на любой из раздражителей, вторгающихся в твой устоявшийся обиход. Тоже самое происходит и с нежданно подошедшим к тебе человеком, желающим с тобою познакомиться. Если, конечно, этот «раздражитель» не был предварительно замечен тобою и отнесен из разряда «шкафы» и «стулья» в разряд «интересное». Понимаешь о чем я? – спросил Роберт.
- Хочешь сказать, что вероятность «случайно» познакомится в обычной обстановке мизерна, если только оба человека ее не ищут? - больше вопросительно, чем утвердительно проговорила Сюзана.
- Следишь за мыслью, молодец. Возьмем дискотеки и клубы. А вот там наш «приемник» переключается в режим анализа окружающих с оценкой их пригодности, - сказал Роберт и достал из кармана смартфон. – На днях, как раз нашел интересную статейку по психологии взаимоотношений, взгляни, - нажав пару раз на экран, он протянул его Сюзане. Она посмотрела сначала на Роберта, затем на телефон, затем взяла его и, положив перед собой на стол, стала читать:
«…мы часто любим говорить «Встречают по одежке...», но что есть Красота? Что есть Привлекательность? Почему проходящие мимо «красивые» девушка или парень заставляют нас повернуть голову и вместе со всей компанией присвистнуть и выдать что-то типа «так бы и разгрыз этот орешек!» Но, мы так же часто любим повторять, что понятие красоты и понятие привлекательности – вещи разные. Причем понятие красоты остается практически неизменно с течением времени и оперирует глобальными течениями в культуре, в то время как понятие привлекательности - сугубо персонально и со временем может меняться в корне…»
Сюзана посмотрела на Роберта. Он улыбнулся ей в ответ и отпил глоток вина. Взяв свой бокал, она тоже сделала глоток и снова погрузилась в чтение.
«…но задумывались ли вы, почему сказав «йабывдул» вслух, про себя мы можем вообще ничего не сказать. Ибо на самом деле ничего не почувствовали? Почему повернув голову и проводив взглядом этот интересный с точки зрения эстетической привлекательности объект, мы иногда совершенно никак не реагируем эмоционально? Происходит ли, как в случае с проезжающей красной Феррари, когда девяносто процентов людей оборачивается и смотрит ей в след, но сколько из них действительно мечтает о феррари? Правильно – только те, кто мечтает конкретно о феррари. А если же он мечтает о феррари, то конечно же о какой-то конкретной модели, потому что предложи ему другую, он вряд ли согласится. Нет, конечно – любой будет рад прокатиться с ветерком на красном суперкаре, но захочет ли он, чтобы именно этот суперкар был у него постоянно? Сомнительно. Потому что при «постоянно» люди руководствуются понятиями крайне отличными от понятия «эстетически красиво». Тут должен был быть логический переход к «... провожают по уму», но было бы слишком поверхностно. Потому что мы коснулись лишь понятия «красиво», но еше не трогали понятие «привлекательно». А между тем – в нем заключается самое интересное.
Допустим, что мы все еще находимся в том моменте, когда впервые видим человека. Момент, когда все остальные, возможно, даже не заметили, как им навстречу шла и прошагала рядом ничем не примечательная девушка. Но для тебя она выделялась из толпы. Твой внутренний радар засек ее сразу же, как только она появилась на горизонте и, захватив цель, вел ее до самого момента, пока она не скрылась из виду. Мы не оценивали ее шикарную грудь или рост «от 180ти». Мы просто смотрели, отключив мозг. «В ней что-то было...» скажем мы после.
В этот момент подошел официант и принес блюда.
- Пока вроде бы все понятно. Я продолжу? – спросила Сюзана и наколов вилкой кусочек курицы, положила ее в рот.
- Чувствуй себя, как дома, - рассмеялся Роберт.
«…существует два состояния – состояние созерцания объекта красивого и созерцание объекта привлекательно. Во многом они схожи – в обоих случаях человек получает удовольствие (а иначе он бы не повернул голову, чтобы посмотреть вслед), но разница в том, что в первом случае – это лишь эстетическое наслаждение красивой вещью, в то время, как во втором – глубинные процессы, затрагивающие области намного более обширные, нежели просто мимолетное удовольствие от созерцания. И вот тут возникает вполне закономерный вопрос: «А что из себя представляет это самое влечение или привлекательность?
Почему один человек нам нравится, а другой – нет? К сожалению, ответ на этот вопрос лежит слишком глубоко в подсознании каждого отдельного индивида, ибо состоит из миллиарда составных частей, накопленных нами за годы нашего жизненного пути. Это значит, что понять механизм работы видится крайне сложным, если не сказать невозможным в силу крайней индивидуальности. И потому постараемся понять не принципы работы механизма, отвечающего за «да» или «нет», а то, как этот механизм влияет на нас. Чтобы было понятнее – нам не особо важно, из чего состоит осьминог и как работает его печень, нам гораздо интереснее понять, его истинный размер и все те места, куда он запустил свои щупальца…»
Наколов вилкой еще один листик салата, Сюзана провела пальцем по экрану, переворачивая электронную страницу.
«…итак, предположим, на горизонте появляется другой человек. На этом этапе моментально срабатывает первое из устройств механизма – приемник типа «свой-чужой». Это означает, что мы практически в первые же пару минут, если не секунд, решаем хотим ли мы иметь какое либо подобие контакта с данным человеком или нет. Причем это происходит задолго до того, как мы входим в непосредственный контакт посредством вербального общения. То есть выводы о том, хотим ли мы познакомится или нет, делаются почти моментально. Причем делается это подсознательно. Можно сказать, что в этот момент и решается судьба всех наших возможных отношений с данным человеком.
Конечно же, это вовсе не значит, что в случае положительной оценки нашей принимающей системой – мы сразу же бросаемся входить в персональное пространство данного субъекта. Подчеркну - это всего лишь дает или нет зеленый свет возможному контакту с данным субъектом. Своего рода фильтрация с присвоением ярлычка соответствия ГОСТу. В случае несоответствия мы, конечно же, будем милы и общительны. Но что бы ни произошло, как бы не повернула ситуация – вероятность, что этому субъекту будет дана возможность увидеть наш внутренний мир – мизерна, если не сказать – не реальна. Потому что механизм его забраковал.
Что же происходит в случае, если человеку дан зеленый свет? Это всего лишь означает, что  встреться ваши взгляды – вы улыбнетесь друг другу. Непроизвольно. То же самое происходит и в случае встречи. Вы не думаете «он/ она мне нравится, а значит, если я ее увижу, то надо улыбнуться», вы просто улыбаетесь. А в случае нахождения этого человека в поле зрения, вы непроизвольно на него смотрите. Если не смотрите открыто, как это делают мужчины), то делаете это скрыто (как это делают женщины). Потому что из всех окружающих элементов обстановки ваш взгляд задерживается именно там. Это – первая фаза. Период, когда мы видим заинтересовавший нас объект, но при этом совершенно ничего о нем не знаем и не особо стремимся. Просто симпатия.
В нормальном состоянии люди учатся себя контролировать и к определенному возрасту уже не писают кипятком при виде вдруг понравившейся вещи (будь то новое авто или заинтересовавший человек), хотя, конечно, бывают и исключения. Это ситуации, когда вдруг увиденный человек начинает с первых же секунд вызывать не просто интерес, а сильное влечение. В случае, людей нормальных - окружающие, скорее всего, этого даже не заметят. Вдруг вспыхнувшее влечение пройдет незаметно, будучи задушенным в корне всеми социально-этическими нормами современного цивилизованного общества. Но бывают и моменты, когда человек не в состоянии себя контролировать, ибо вызываемые в нем чувства намного сильнее способности к самоконтролю. Тут начинаются мании. Но, оставим крайности и вернемся к среднестатистической нормальности…» - Сюзана посмотрела на Роберта.

– Еще не расплавила себе мозги? Мы всегда можем поговорить о птичках, – улыбнулся он.

4 комментария:

  1. весьма позновательно,весьма)

    ОтветитьУдалить
  2. Это не рассказ,это психологические размышления. это как скелет в анатомии.Сверху тело-все понятно и ясно. Но есть еще то,на чем все это держится.Мы об этом знаем,но не задумываемся порой

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ты бы почистила клаву... просто так!!!)))

      Удалить
  3. дочитайте до конца а там посмотрим, что это

    ОтветитьУдалить

Область комментариев

Сохранить новость на стене в:

Нравится